v i Y

n Смирных Леонид Владимирович

Имя на карте. Последний бой капитана Смирных

Вражеская пуля настигла бесстрашного комбата, когда победа была уже близка.

…На свете два раза не умирать

Кстати

14 апреля исполнилось 100 лет со дня рождения Леонида Смирных. Он родился в деревне Круглое Челябинской области. Окончил 7 классов в Челябинске. В армии с 1930 года.

Получив боевой приказ командира 79-й дивизии генерала Батурова, 179-й стрелковый полк под командованием подполковника Кудрявцева 11 августа 1945 года пересек проходившую по 50-й параллели государственную границу. Полк двинулся в направлении Муйка – Котон. В его авангарде на левом фланге шел третий стрелковый батальон под командованием капитана Леонида Смирных.

Головному отряду предстояло в полной боевой выкладке по бездорожью преодолеть заболоченную долину реки Поронай, чтобы зайти в тыл вражеских укреплений. Всю ночь на 13 августа красноармейцы продвигались по трясине. Воины перескакивали с одной кочки на другую, часто срывались и оказывались по пояс в холодной болотной воде. Надо было выносить на руках оружие, боеприпасы и провиант.

Комбат Смирных всячески поддерживал необстрелянных молодых бойцов – вчерашних школьников, показывал пример бодрости и выносливости. Кадровый офицер, окончивший школу красных командиров, Леонид Владимирович тем не менее ценил добрую солдатскую шутку, которая поднимала бойцам в трудную минуту настроение, прогоняла уныние и свинцовую усталость. Поэтому маневр по трясине и хлябям оказался под силу советским воинам. Их появление в тылу противника застало японцев врасплох. Они и представить себе не могли, что ночью можно форсировать разбухшее от бесконечных дождей болото.

Генерал Батуров (справа).Генерал Батуров (справа).

Несмотря на очень трудный путь, личный состав преодолел его в высоком моральном состоянии. Об этом говорится в журнале боевых действий 179-го полка, помещенном в 5-й том областной Книги Памяти. Не было ни одного отстающего красноармейца. Вечером передовой отряд достиг японского полицейского поста Муйка…

В короткие часы привала Леонид вспоминал, как в детстве он мечтал скакать на лихом коне и носить буденовку. После смерти родителей 13-летний мальчуган был определен воспитанником кавалерийского эскадрона в Челябинске, рассказывает военный историк Л. Дёмин в книге «Сахалинские записки».

Тогда для маленького Леньки самой большой радостью было посидеть в седле с бравым усатым кавалеристом, который, как в известном стихотворении Симонова, мог бы сказать: «Держись, мой мальчик: на свете два раза не умирать. Ничто нас в жизни не может вышибить из седла…»

В 1939 году, после окончания военной школы в Николаевске-на-Амуре, его направили на Северный Сахалин в кавалерийскую часть, а с 1944-го ему было доверено командовать стрелковым батальоном.

Леонид Владимирович неоднократно просил командование направить его на советско-германский фронт. Ответ был один – здесь тоже фронт, враг рядом, надо беречь Дальний Восток…

В рукопашной схватке

На следующий день полк совершил марш-бросок по маршруту Муйка – Котон. Боевой порядок был определен таким образом, что впереди снова оказался третий стрелковый батальон, который благодаря стараниям командира отличался отменной выучкой.

Успешно осуществив этот маневр, Леонид Смирных со своим батальоном первым ночью ворвался в опорный пункт Муйка. Внезапность дала о себе знать: в рукопашной схватке гарнизон был уничтожен.

Развивая наступление, батальон блокировал другой опорный пункт, уже в районе Котона (ныне Победино). Японцы под прикрытием пулеметно-минометного огня предприняли контратаку. Капитан Смирных в критический момент первым бросился на врага и увлек за собой батальон. И вновь дошло до рукопашной.

К 15 часам полк достиг северной окраины населенного пункта Котон. Головная походная застава сразу же вступила в сражение с японцами, для которых свалившиеся как снег на голову красноармейцы стали полной неожиданностью.

Девятая рота поздним вечером прорвалась к железнодорожной станции Котон и ею овладела. Противник вел упорные оборонительные бои. Сражения шли за каждую улицу, за каждый дом.

Обнаружив движение колонны красноармейцев к станции и поселку Котон, японцы поспешно перебросили туда для прикрытия еще одну пехотную роту, которая тут же заняла оборону. Стремясь вернуть станцию, они неоднократно переходили в контратаку. Им надо было удержать железную дорогу, необходимую для переброски живой силы и техники, чтобы восполнить урон в своих рядах. Но у самураев ничего не получалось: не по зубам им оказалось сопротивление, на которое они натолкнулись.

Капитан Смирных был рядом с бойцами на передовой. Появляясь на самых горячих участках сражения, батя, как его звали красноармейцы, поддерживал бойцов. А нередко он сам поднимал их в атаку.

Утром 13 числа комбат приказал: во что бы то ни стало удержать железнодорожную станцию и по возможности не позволить противнику вывести свои войска с Харамитогского укрепрайона, не допустить переброску резервов с юга.

Бой длился с шести утра до полуночи. Изрешеченное пробоинами здание вокзала несколько раз переходило из рук в руки. Отважный капитан всегда был на линии огня. В этот день только на этом участке было уничтожено свыше 260 японских солдат и офицеров – отмечено в журнале боевых действий полка. Наши потери были меньшими: 40 убитых и раненых красноармейцев, сообщает Н. Рыжков в книге «Памятники и памятные места Сахалинской области».

Командир третьего стрелкового батальона Смирных еще раз показал, как отлично он умеет управлять своим подразделением. Третий батальон только за один день боя взял 12 складов с продовольствием, 65 железнодорожных вагонов, около полусотни лошадей и другие трофеи.

Психическая атака

Следующий день не принес затишья. С юга к железнодорожной станции в течение дня противник стянул около двух пехотных рот солдат. Японцы неоднократно переходили в наступление. Батальон Леонида Смирных в прежнем составе выполнял поставленную задачу: отражал их контратаки.

Еще издали наши дозорные заметили, как около сотни японцев во главе с начальником штаба пехотного полка предприняли психическую атаку. Пешим строем, под флагом, с винтовками и легкими пулеметами наперевес самураи-смертники направились походным маршем к линии нашей обороны.

– Знаем, мы это в кино уже видели! – усмехнулся комбат. – Без моей команды не стрелять, – предупредил он, – подпустим поближе.

И когда расстояние сократилось до полусотни метров, пулеметчики третьей роты по приказу капитана Смирных уничтожили всех японцев...

К исходу дня поселок Котон был занят. А 15 августа командир 179-го полка приказал третьему стрелковому батальону при поддержке других сил в 8 утра атаковать противника и овладеть военным городком севернее Котона, затем наступать в направлении Харамитогского укрепрайона и выйти на соединение с 165-м полком.

Однако пулеметным и минометным огнем с северной части Котонского укрепрайона третий батальон был остановлен. Ближе к вечеру две японские роты предприняли контратаку, но были отбиты с большими для них потерями.

Поздним вечером опорный пункт укрепрайона был окружен. Наша артиллерия открыла огонь. Были сожжены склады с боеприпасами...

Четверо суток батальон капитана Смирных вел бой в условиях почти полного окружения, овладел пятью вражескими дотами, приковал к себе значительные силы вражеских войск и тем самым значительно облегчил прорыв укрепрайона.

В своем последнем бою командир третьего батальона проявил большое мужество и стойкость. В 5 часов вечера капитан Смирных погиб. Пуля японского снайпера-кукушки, сидевшего на дереве, пробив партбилет в нагрудном кармане комбата, попала в сердце.

Яростным штурмом ответили бойцы на смерть своего любимого комбата. Третий батальон овладел всем укрепленным районом Котон. За считанные часы только в этом опорном пункте было уничтожено более 200 японских солдат и офицеров. Задача была полностью выполнена: Котонский укрепрайон пал. Падение этого главного бастиона противника открыло путь к освобождению Южного Сахалина.

В честь отважного офицера ...

В сентябре 1945 года за умелое руководство батальоном, личную храбрость в боях Леониду Владимировичу Смирных присвоено звание Героя Советского Союза посмертно. Представляя капитана Смирных к высшей награде, командир полка писал: «Товарищ Смирных умело и решительно командовал батальоном, обеспечил прорыв укрепрайона противника, нанес японцам большие потери в живой силе и технике, отбил атаки превосходящих сил противника и, преследуя врага, овладел шестью дотами. Погиб геройской смертью в этом бою».

Лучшим памятником герою стало стихотворение поэтессы-фронтовички Юлии Друниной:

…Все той же дороги лента,

И августа синий взгляд.

Лишь сдвинуться с постамента

Не может теперь комбат.

Сквозь строй ветеранов-елок

Он смотрит и смотрит вдаль –

На тихий лесной поселок,

Которому имя дал.

В честь отважного офицера назван районный центр, а также село Леонидово Поронайского района, где ныне покоится его прах. В День Победы благодарные жители приходят к мемориалу (на снимке), чтобы поклониться бесстрашному капитану, поднимавшему в атаку бойцов – освободителей нашей островной земли.

Автор выражает благодарность сотрудникам музея поселка Смирных за помощь в подготовке статьи и предоставленные снимки.

Автор текста: Александр Абросимов